Главная :: Архив статей :: Гостевая :: Ссылки

Наши друзья

Архивное дело: частный архив, поиск документов в архивах стран СНГ и Европы, генеалогия, составление родословных, архивные справки

Помощь сайту

WEB-Money:
R935344738975

Наша кнопка

XArhive - архив научно-популярных и просто интересных статей

Партнеры

разработка электроники на заказ

Архив статей > Медицина > Марафон

Скачать (51,1 Кб)

Марафон

Кандидат медицинских наук М. З. Залесский
Химия и жизнь №5, 1983 г., с. 86-89

Еще в школе мы узнаем о греческом юноше Фидиппиде, который в 490 году до н. э. пробежал от Марафона до Афин, воскликнул: "Радуйтесь, мы победили!" - и упал замертво. Об этом несколько столетий спустя поведал человечеству Плутарх. И хотя достоверность рассказанной им истории ныне ставится под сомнение, не станем отказываться от красивой легенды. Так вот, в память об этом подвиге проводятся соревнования бегунов на дистанции протяженностью 42 километра 195 метров, хотя между Марафоном и Афинами всего около 37 километров. Откуда такая разница? Во время Лондонской Олимпиады 1908 года английская королева пожелала из Виндзорского замка поглядеть, как стартуют марафонцы, и пришлось им бежать до стадиона "Уайт Сити" те самые 42 км 195 м, которые стали с той поры классической дистанцией.

Первые состязания марафонцев были проведены в 1896 году на Олимпиаде в Афинах. В то время никто не бегал на такие расстояния, а память о славной кончине Фидиппида не давала повода для оптимизма. На старт вышли семнадцать смельчаков, люди смотрели на них с восхищением и страхом. Атлеты легко преодолели первые километры, подкрепляясь на питательных пунктах красным вином. Но до финиша добрались немногие. Победителем стал грек Спирос Луис. Король Греции пожал ему руку, а некий афинский парикмахер взял на себя обязательство бесплатно стричь героя. Марафонцы и впрямь казались людьми необыкновенными, вроде героев античности.

А два года назад в традиционном Нью-Йоркском марафоне пожелали участвовать свыше 40 тысяч человек. Придирчивая комиссия допустила к соревнованиям только самых сильных и подготовленных, которых набралось без малого 17 тысяч. Если бы Спирос Луис оказался среди участников и показал время, с которым он выиграл первую Олимпиаду современности, он занял бы трехтысячное место. Он пропустил бы вперед не только мужчин, но и сотни женщин.

Марафон шагнул далеко вперед, но бежать его не стало легче. На Лондонской Олимпиаде 1908 года падает за пятнадцать метров до финиша бежавший первым итальянец Дорандо Пиетри. Небезынтересно, что приводил его в чувство врач Артур Конан Доил. На Олимпиаде 1980 года в Москве не справился с марафоном и сошел с дистанции выдающийся стайер, четырехкратный олимпийский чемпион финн Лассе Вирен. Такое случается и со знаменитостями, и с безвестными марафонцами.

Есть несколько причин, по которым даже бегуны экстракласса порою сходят с марафонской дистанции. Одна из них - недостаток опыта даже у самых бывалых марафонцев.

Марафон - тяжелейшее испытание для спортсмена. Потеря веса на дистанции достигает 4-5 кг; после этого больше месяца требуется на восстановление. Поэтому выступают в марафоне обычно один-два раза в год, так что за всю спортивную жизнь бегуна набирается 10-15 стартов. А бегун на 5000 метров нередко стартует десятки раз за год. Только соревновательной неопытностью сильнейших марафонцев мира можно объяснить победы стартовавших впервые в жизни бельгийца Карела Лисмонта (чемпионат Европы 1969 г.) и знаменитого Эмиля Затопека (Олимпиада 1952 г.). Повторить свой успех они ни разу не смогли.

Вторая причина. Бегуны считают, что двух одинаковых, даже похожих марафонов не бывает. Пронизывающий холод и дождь на чемпионате Европы в Праге (1978 г.) и сорокапятиградусная жара на старте Бостонского марафона (1976 г.), прозванного адским, булыжники афинских мостовых и гладь московского асфальта, разреженный воздух высокогорного Мехико и духота Нью-Йорка, карабкающаяся по холмам трасса на Фукуоке и ровная как стол - в Чикаго. Добавьте к этому полную непредсказуемость физической готовности - своей и соперников: в одном соревновании "не бежится", а в другом "ноги сами несут" - и вы получите представление о головоломках, которые приходится решать перед стартом. Конечно, сходные проблемы бывают и у спринтеров, но, согласитесь, десятисекундный и двухчасовой бег - вещи разные. На стометровке сходят с дистанции крайне редко, а марафон, пожалуй, единственный вид соревнований, где до 60% участников не достигают финиша.

Наконец, третья причина неудач мастеров и новичков марафона - неправильное распределение сил на дистанции.

Если экономить силы - проиграешь. Стоит ли тогда участвовать в соревнованиях? Лучше уж бегать трусцой. Если же не беречь силы - сойдешь с дистанции. Необходима золотая середина, но чтобы найти ее, нужны ориентиры. А на что ориентироваться марафонцу на бесконечно длинной дистанции? На время? Но оно зависит от условий и может колебаться в пределах 5, 10 и даже 20 минут. На лидеров? Но они нередко вообще не заканчивают дистанцию, взяв непосильный темп. На свое самочувствие? Этот ориентир кажется самым разумным, но оказывается самым коварным, настоящей ловушкой: истинные трудности подстерегают бегунов только на последних километрах (а то и метрах) и никак не зависят от того, как бежалось вначале. Недаром говорят, что марафон начинается после тридцать пятого километра.

"Каждый может пробежать 20 миль, но никто не знает, что ждет его после этого, - писал олимпийский чемпион 1972 года американец Фрэнк Шортер. - Углеводы дают организму около 1200 ккал, кроме того, до 800 ккал он может произвести из собственных жировых запасов. В сумме - 2000 ккал. А поскольку при беге на каждую милю уходит в среднем 100 ккал, расчет простой: энергии хватает всего на 20 миль. Дальше бегут на характере".

На наших глазах в марафонском беге произошел удивительный скачок: бегуны стали преодолевать дистанцию на целый час быстрее. Это стало возможным, в первую очередь, благодаря глубокому изучению возможностей человека, скрытых резервов его организма.

Важнейшая из проблем, стоящих перед марафонцами, - преодолеть энергетический барьер. Суть ее в том, что углеводы по сравнению с жирами - более мощный и экономичный источник энергии. Но запасы углеводов (главным образом гликогена) ограничены: в мышцах - около 1,5% их веса, в печени - 5%; причем эти запасы используются во время бега в первую очередь. По мере их истощения возрастает роль жиров в энергообеспечении бегуна, поэтому на второй половине дистанции бежать становится все тяжелее и тяжелее. Если бы удалось увеличить запасы гликогена в организме и получать за счет углеводов свыше 1200 ккал, марафонцы значительно дольше смогли бы поддерживать высокую скорость.

Первым шагом к решению этой энергетической задачи было создание таких методов тренировки, которые стимулировали суперкомпенсацию (повышенное накопление) гликогена. Затем была разработана диета, позволяющая накапливать углеводы в организме. Суть ее в том, что после специальных многодневных тренировок, которые истощают углеводные запасы, спортсмен получает очень богатую углеводами пищу. Почти лишенные углеводов ткани жадно их впитывают и запасы гликогена увеличиваются вдвое-втрое выше нормы: изголодавшийся по углеводам организм как бы откладывает их "на черный день". Тактика углеводного насыщения (особенно непосредственно перед соревнованиями) немедленно привела к росту результатов в марафоне.

Решение углеводной проблемы позволило отвести еще одну опасность, постоянно угрожавшую каждому, кто рисковал выйти на дистанцию марафона. Речь идет о питании головного мозга. Если мышцы могут использовать для работы любое "горючее" - и гликоген, и жиры, и белки, то мозг не может обходиться без углеводов (глюкозы), поступающих в кровь из печени. Снижение концентрации глюкозы в крови ниже 40 мг% вызывает нарушения деятельности центральной нервной системы. Именно поэтому на последних метрах изнурительного бега марафонцы нередко теряют сознание. Сейчас спортивные врачи научились управлять запасами углеводов в печени. Суперкомпенсация гликогена перед соревнованиями, питание на дистанции (бегунам на каждом питательном пункте дают растворы глюкозы) - все это позволяет полностью сохранять работоспособность, нормальную деятельность центральной нервной системы, несмотря на огромные энергозатраты в марафонском беге.

Изменение содержания гликогена в мышцах, жирных кислот в крови во время марафона

Другой коварный и неотступный противник, с которым постоянно ведут бой марафонцы и который порой выбивает их из седла, - перегрев организма. Раньше он приводил к тому, что для многих соревнования заканчивались тепловым ударом где-то посредине, а то и в начале дистанции.

При окислении (сгорании) жиров и углеводов только часть образующейся энергии идет на механическую работу - бег. Другая часть рассеивается в виде тепла, а это может привести к повышению температуры тела до 40-41°С и даже выше. В результате - тепловой удар. Перегрев вызывает защитную реакцию организма - обильное потоотделение; при этом бегун теряет до двух литров жидкости - сгущается кровь, нарушается обмен веществ.

Чтобы уменьшить обезвоживание организма и избежать теплового удара, марафонец на дистанции должен восполнять потери жидкости и минеральных солей. На питательных пунктах атлетам дают фруктовые соки и специально приготовленные растворы, которые содержат необходимые соли. Кроме того, тренеры и врачи предлагают бегунам наиболее подходящую тактику бега - в зависимости от погоды, от рельефа дистанции. Конечно, любая спортивная тактика преследует главную цель: показать высокий результат, победить в соревновании. А для этого надо сохранить силы для финиша, правильно распределить их. Стоит ли говорить, что для марафона это особенно важно.

В спортивном беге каждый шаг (на самом деле - скачок) вызывает сотрясение тканей, в том числе и тканей мозга, приводит к соударению поверхностей суставов. Марафонец на дистанции делает около 25 тысяч шагов, за год соревнований и тренировок их набирается несколько миллионов. Поэтому радикулиты, боли в стопах, в коленных и тазобедренных суставах висят над атлетами дамокловым мечом. Нередко боль заставляет их сходить с дистанции.

В арсенале спортивной медицины есть надежные и эффективные обезболивающие средства, восстановительный массаж и другие полезные процедуры. Но, как известно, профилактика всегда лучше лечения. А в профилактике травм и микротравм бегуна очень важное место занимает обувь. Когда-то марафонцы бегали в коротких сапогах, теперь - в специально для марафона сконструированных кроссовках, которые амортизируют, гасят удары. Они постоянно совершенствуются, конструкторы изощряются в выборе самых современных полимерных материалов для подошв, прокладок и других деталей; и в сегодняшних достижениях марафонцев не последнюю роль, безусловно, сыграла их обувь.

Изменение содержания гликогена в печени и изменение температуры тела марафонца

Впрочем, в истории марафона есть общеизвестный факт, казалось бы, перечеркивающий значение беговых туфель. В 1960 г. на Римской Олимпиаде блестящую победу одержал Абебе Бикила из Эфиопии. Он пробежал всю дистанцию по плавящемуся от жары асфальту босиком, опередив ближайшего обутого соперника на 20 секунд. Спустя четыре года на Токийской Олимпиаде Бикила снова выиграл, на сей раз опередив второго призера более чем на четыре минуты. Правда, в Токио он бежал в туфлях...

Сейчас мы знаем о марафонском беге несравненно больше, чем знали в Древней Греции, чем знали в начале этого века и даже десять лет назад. Есть тщательно продуманная система подготовки марафонцев, медицинский контроль, диеты, отличная экипировка. А бежать 42 километра 195 метров по-прежнему тяжело, бывает, мучительно тяжело. Так зачем же выходить на эту бесконечно длинную, бесконечно трудную дистанцию?

Затем, зачем люди поднимаются на неприступные горные вершины. Чтобы преодолеть себя. Чтобы познать свои возможности. Чтобы испытать радость победы.


Похожие статьи:

1. Двери которые открыли звери Залесский М. З. Химия и Жизнь №10, 1987 г., с. 99-104

НАЗАД

Главная :: Архив статей :: Гостевая :: Ссылки