Главная :: Архив статей :: Гостевая :: Ссылки

Наши друзья

Архивное дело: частный архив, поиск документов в архивах стран СНГ и Европы, генеалогия, составление родословных, архивные справки

Помощь сайту

WEB-Money:
R935344738975

Наша кнопка

XArhive - архив научно-популярных и просто интересных статей

Партнеры

Бюро Технических переводов Москва

Архив статей > История науки > Их величества пирамиды

Скачать (109 Кб)

Их величества пирамиды

Войтех Замаровский
Химия и Жизнь №5, 1982 г., с. 83-88

Пирамида

Однажды на встрече со студентами Московского института международных отношений академик Ландау рассказывал будущим дипломатам о том, как делается наука. А потом будущие дипломаты задавали знаменитому физику самые разные вопросы. Как водится на подобных встречах, аудиторию интересовали и научные проблемы, и всяческие сенсации. Задан был академику и вопрос о том, как он относится к телепатии. Ни мгновенья не помедлив, Ландау произнес короткую фразу: "Телепатия - суеверие интеллигенции". А после секундной паузы добавил: "Лично мне больше нравится снежный человек!" Иногда приходится слышать, что научные мифы на любой вкус - это порождение нашего ученого века. Вместо русалочки - Несси, вместо ангелов - пришельцы. Но и в прежние столетия тяга к чудесам среди людей образованных была нисколько не меньше, - видимо, такая тяга вообще свойственна человеческой натуре. Читатели "Химии и жизни" знакомы, например, со статьей известного химика прошлого века Юстуса Либиха, в которой ему пришлось разъяснять своим современникам невозможность самовозгорания горьких пьяниц. Такое поверье в то время было распространено очень широко. Публиковался на страницах журнала и подробный рассказ о споре Дмитрия Ивановича Менделеева с любителями "столоверчения". Наконец, кто из читателей не знает об одном из самых грандиозных научных мифов, просуществовавшем не менее тысячи лет, - мифе о философском камне... Далеко не всегда можно в деталях представить себе, как возникло то или иное поверье. Но иногда такая возможность все-таки есть. В конце прошлого года в издательстве "Наука" вышла книга Войтеха Замаровского "Их величества пирамиды" (перевод со словацкого), в которой, в частности, изложена история дошедшей и до наших дней легенды о том, что в размерах и пропорциях пирамиды Хеопса будто бы зашифрованы законы мироздания, таинственным образом ставшие известными древним жителям Нильской долины.

Многие детали этой истории представляются поучительными. Рассказывается о них в отрывке из книги Замаровского, который мы публикуем с сокращениями.

"Было много споров о назначении пирамид, - писал более ста лет назад (в 1872 году) Мариетт, - но почему-то одна лишь пирамида Хеопса всегда служила отправной точкой для различных вымыслов. Мы хотели бы обратить внимание, что нет причин считать, будто пирамида Хеопса имела иное значение, чем остальные шестьдесят с лишним египетских пирамид"...

Основателем пирамидологии считается Джон Тейлор, автор сочинения "Великая пирамида: для чего и кем она построена?" Он был книгопродавцем в Лондонском университете (а не профессором его, как это иногда утверждается) и свое сочинение издал в 1859 году после тридцатилетней подготовки, причем опирался на результаты измерений Гривса, Виза и Перринга и в особенности на знание Библии и элементарной математики; Египта он никогда не посещал. По его убеждению, Великая пирамида не была гробницей и строителями ее были не египтяне. Возникла же она "около 2400 года до рождества Христова", как он рассчитал на основе Библии, "т. е. через 1600 лет после сотворения богом Адама". Правда, состояние математических, астрономических, архитектурных и других знаний было тогда на таком низком уровне, что люди не смогли бы ее построить, и, "следовательно, им неминуемо должен был помочь бог, который им эти знания внушил". Но поскольку египтяне были язычниками, "крайне сомнительно, чтобы бог оказал им такую милость". В самом деле, как нам известно из египетской истории, "эта страна была покорена властителями пастухов с Востока", принадлежавшими к "избранной богом расе", и "те потом построили Великую пирамиду". Итак, пирамиды - творение божье или по крайней мере вдохновленное богом, и именно под этим углом зрения ее надо рассматривать...

Бог явил и прямо материализовал в ней "основы математических и геометрических знаний, дабы навеки сохранить их для тех, кто способен их понять и ими пользоваться". На этом Тейлор и сосредоточил свое внимание.

Главная задача изучения пирамиды, которую поставил перед собой Тейлор, заключалась в том, чтобы установить, какими единицами измерения пользовались ее строители. Поскольку о египетских мерах длины Тейлор ничего не знал, ему пришлось их "сконструировать", то есть выдумать; в 1864 году он издал специально посвященное этому исследование "Битва за стандарты". Еще ранее этой проблемой занимались Ньютон (в связи с "Пирамидографией" Гривса), Жомар (в "Описании Египта") и др., но Тейлор пришел к неизмеримо более интересным результатам - он изобрел так называемый "пирамидальный дюйм", который с отклонением всего в одну тысячную равнялся английскому дюйму (2,54 см), а затем и так называемый "пирамидальный локоть", равный 25 "пирамидальным дюймам" и 25,025 английского. Вдобавок он установил, что объем саркофага составлял 4 английских квартера (290,94 л), с небольшим отклонением, то есть что это не саркофаг, а прототип английской меры зерна. Данные, на основе которых он вычислил "пирамидальные единицы измерения", отличаются от действительной длины сторон пирамиды на 2,1-2,3 метра, а от действительной высоты пирамиды - на 2,5 метра; хотя это и небольшое расхождение, тем не менее с помощью этих данных Тейлору удалось доказать, что "периметр основания пирамиды равен длине окружности, радиусом которой является высота пирамиды". Это был первый шаг к целому ряду фантастических открытий. Строители пирамид, оказывается, знали лудольфово число, "золотое сечение", способ вычисления длины окружности, даже квадратуру круга.

У Тейлора, как у всякого основоположника нового учения, естественно, были предшественники. К ним принадлежали, например, Юлий Гонорий и Туранний Руфин, жившие в IV и V веках н. э. и считавшие пирамиды творениями евреев, и в особенности Аль-Масуди, живший в IX-X веках н. э.; согласно его сообщению, царь Сурид повелел оставить в пирамидах записи о достижениях науки и о мудрости жрецов. Тейлор, несомненно, знал о своих предшественниках, хотя бы по упоминаниям и цитатам в труде Виза и Перринга...

Большинство последователей Тейлора оставили почву христианской религии, хотя и не всегда почву Библии; некоторые из них даже нарекли Великую пирамиду "каменной библией", из которой можно вычитать всю мудрость, все прошлое и все будущее человечества, нарекли "календарем судеб человечества". Тем самым они возвысили изучение этой пирамиды над всеми науками; к чему заниматься историей, политикой, философией, социальным прогнозированием и т. д. (включая экономическое планирование, добавили бы мы сегодня), если все прошлое и грядущее на этом свете уже каким-то образом запечатлено в Великой пирамиде? Достаточно вычитать это из нее: из ее размеров и из соотношений между ее размерами, из углов наклона ее коридоров и расположения камер, из символического значения отдельных помещений, из ее местонахождения в "центре тяжести континентов" и т. п. Все дело лишь в методе: одни отдавали предпочтение математическому подходу, другие - мистическому. Однако многие вообще не раскрыли нам, каким путем они шли, и даже скрыли от нас результаты своих исследований.

Менее всего удалился от христианской религии англичанин Дж. Р. Скиннер, выступивший с книгой "Ключ к еврейско-египетской тайне источников мер" (1894). Но он не встал над христианством, а погрузился в его ветхозаветные истоки, причем, чтобы лучше их понять, обратился к каббале1. Он был убежден, что Великая пирамида в системе своих мер, то есть "в цифрах и символах", выражает ту же древнюю мудрость, которую в "слове и графике" содержат старинные еврейские тексты...

Значительно дальше ушли мыслители, полностью оторвавшиеся от христианства и иудаизма, от символики цифр, математики и т. д., а заодно и от логики. К числу их представителей принадлежат француз Ж. Барбарен с сочинением "Тайна Великой пирамиды, или Конец Адамова мира" (1936) и его русская предшественница, писавшая по-английски, Е. П. Блаватская с книгами "Исида без покрывала" (1877) и "Тайная доктрина" (1888). Согласно Барбарену, в Великой пирамиде "нет ни одного ответвления, отрезка или направления, ни одного объема, уклона или выступа, не имеющих особого, точного, возвышенного и определенного значения". Благосклонная судьба явила ему этот скрытый смысл Великой пирамиды: ее внешние очертания выражают "основные формулы Вселенной", ее внутренние помещения "относятся к современной истории человечества", а по своему назначению она "место посвящения посвящаемых". Госпожа Блаватская... пришла к такому же выводу, но только на более высоком уровне. "Внешними формами Великая пирамида символизирует принципы, легшие в основу создания природы, одновременно иллюстрируя тем самым принципы геометрии, математики, астрологии и астрономии. Внутри она была величественным храмом, в тенистых уголках которого совершались таинства и стены которого были свидетелями посвящения царской семьи",- писала она в первой из названных книг. Во второй она уже допускала, что эта привилегия могла распространяться и на людей нецарских кровей. "Посвящаемый... должен погрузиться в глубокий сон... и пребывать в нем три дня и три ночи; за это время его духовное "я" начинало ощущать, что общается с богами"; затем он должен был спуститься в преисподнюю Змеи и исполнить там высокие предначертания во имя невидимых существ, человеческих душ или чистых духов; на третий день его "клали в саркофаг в Царской камере" и переносили к входу в Великую пирамиду, где "в определенный час лучи солнца обильно освещали его лицо" и он в экстазе пробуждался, "дабы принять посвящение от Осириса и Тота, бога Мудрости". В этом же духе она написала еще немало (все это можно найти в ее девятитомном Собрании сочинений, изданном в 1962- 1968 годах в Индии, в Мадрасе), но тем не менее, видимо, сообщила нам о Великой пирамиде не все, что было ей известно. Дело в том, что, судя по ее замечанию на последней странице "Тайной доктрины", "посвященные не желают, дабы знания эти слишком распространились по свету".

В 1954 году в пирамиде Хуфу (Хеопса) в Гизе была обнаружена прекрасно сохранившаяся царская ладья. Самый древний корабль мира имеет в длину 36 метров и сделан из кедра

В 1954 году в пирамиде Хуфу (Хеопса) в Гизе была обнаружена прекрасно сохранившаяся царская ладья. Самый древний корабль мира имеет в длину 36 метров и сделан из кедра
Приспособления строителей пирамид. Слева - подкладные клинья для перемещения каменных блоков; справа - схема перемещения длинных блоков; наверху - так называемая колыбель
Приспособления строителей пирамид. Слева - подкладные клинья для перемещения каменных блоков; справа - схема перемещения длинных блоков; наверху - так называемая "колыбель"
Сравнительная величина некоторых пирамид. Слева направо: пирамида Джосера в Саккара, пирамиды Хуфу и Хафра в Гизе, пирамида Сахура (с пирамидой-спутницей) в Абусире, пирамида Сенусерта III в Дашуре, пирамида Хинджера в Саккара, малые пирамиды в Дейр-эль-Медине, пирамида Цестия в Риме. Пирамида Цестия - единственная пирамида в Европе, - была сооружена в I веке до н. э. Ее высота 36,4 метра
Сравнительная величина некоторых пирамид. Слева направо: пирамида Джосера в Саккара, пирамиды Хуфу и Хафра в Гизе, пирамида Сахура (с пирамидой-спутницей) в Абусире, пирамида Сенусерта III в Дашуре, пирамида Хинджера в Саккара, малые пирамиды в Дейр-эль-Медине, пирамида Цестия в Риме. Пирамида Цестия - единственная пирамида в Европе, - была сооружена в I веке до н. э. Ее высота 36,4 метра

Посвященные иного рода, пророки, были в этом смысле более щедры и представили свои знания в распоряжение человечества... В частности, Ж. Гарнье, отставной полковник британской армии и автор книги "Великая пирамида, ее строитель и ее пророчества" (1-е изд.- 1905 год, 2-6 - 1912 год), на 1922 год предсказал "уничтожение огнем большой части Европы, так же как и других континентов", и "одновременно истребление войск Антихриста при Армагеддоне и явление из разверзшихся небес Христа в сонме святых". У. Уин, английский священник, во втором, исправленном издании своей книги "Что произошло и что должно произойти" (1933) предсказал, что упомянутая битва при Армагеддоне должна произойти самое раннее в 1936 году, "после того как Святая земля будет завоевана Россией и ее союзниками", но "вопреки всем ожиданиям Бог встанет на сторону Британии"... Не подтвердилось даже предсказание великого интерпретатора Великой пирамиды Д. Дэвидсона, который рассчитал, что "11 июля 1927 года ислам будет провозглашен государственной религией Андорры". Последняя из известных книг этого рода, "Великая буря по предсказаниям Нострадамуса и хронология Великой пирамиды", которая вышла в Каире в начале 1942 года, тоже, к нашему сожалению, не исполнила обещанного. Ведь, по мнению ее автора, некоего Р. Форетиша, вторая мировая война должна была кончиться еще 19 сентября 1942 года...

Религиозная мистика, связанная с культом Великой пирамиды, от которого, кстати сказать, отмежевались представители всех религий, была только одной частью наследства, доставшегося нам от Тейлора. Вторую часть составила известная цифровая мистика, внешне выглядевшая отнюдь не как мистика, а как применение к данным египтологов методов "самой точной из всех наук". К тому же среди пионеров и пропагандистов этой мистики были люди с академическими титулами, достигшие в своих областях признанных успехов, - математики, астрономы, геодезисты, инженеры. Наиболее значительным из этих наследников и продолжателей Тейлора, "учеником, который превзошел учителя", был... шотландский королевский астроном Чарлз Пиацци Смит. Он родился в 1819 году в Неаполе (его отец был британским адмиралом) и свою должность получил в результате выдающихся научных успехов в 1845 году, то есть в 26 лет; в том же году ему было присвоено звание профессора Эдинбургского университета. В 1854 году Смит стал членом Королевского общества, или, по нашей терминологии, академиком, что, учитывая его возраст (неполных 35 лет), в викторианской Англии считалось совершенно неслыханным. Через 20 лет он отрекся от этого звания, поскольку Королевское общество отказалось поддержать его интерпретацию Великой пирамиды. С тех пор о нем больше не было слышно; умер он в 1900 году.

Специально Древним Египтом Смит не занимался ни до своих работ о Великой пирамиде, ни после них; история Египта была для него "великим неизвестным", а египетская культура его отталкивала... Большой сфинкс был для него "отвратительным идолом" (так же как для Плиния), но вдобавок "с симптомами, отражающими самую низкую психическую организацию". На этого идола пялятся "с вызывающим наибольшее негодование восхищением прежде всего французы и приверженцы римско-католической церкви". Как считал Смит, для англичан викторианской эпохи и шотландских пуритан этого вполне достаточно; наверное, достаточно этого и для нас. Великая пирамида составляла исключение. Как ни удивительно, ученый Смит поверил почти всему, что написал дилетант Тейлор, и еще присовокупил к этому немало от себя. "Разумеется, это была не гробница, - повторяет Смит за Тейлором,- это был таинственный, инспирированный богом компендиум мер и весов"! И не только мер и весов, но и "всех знаний, которые бог раскрыл в ней человечеству". Да, да, включая прошлое и будущее человечества, включая "весь наш удел"! Надо лишь правильно интерпретировать секреты пирамиды, правда, не с помощью каких-то абстрактных спекуляций, а с помощью математики... Она, конечно, была творением не "этих язычников-мицраитов", а "вдохновленных самим богом предшественников избранного народа!" Ведь египтяне "не проявили своего интеллекта в создании ее плана, а лишь осуществили этот план, сами его не понимая; потому что в указанную эпоху и не могло быть иначе"! Да, да, это в самом деле слова Смита, так же как и следующие: "Ее чистая и совершенная поверхность из безукоризненного камня исключает всякое подозрение в идолопоклонничестве и в грехе". Так он об этом написал, дабы убедить общественность, в книге, изданной в 1864 году под названием "Наша судьба в Великой пирамиде".

Книга вызвала большое удивление, и многие сомневались, что Смит писал ее серьезно. Но сомневался и Смит: достаточно ли точны данные Тейлора и не остановился ли он в своих выводах на полпути. Однако Тейлор как раз в год издания книги Смита умер, и тому не оставалось ничего иного, как решать эти проблемы самостоятельно. "Вскоре после смерти сэра Тейлора я решил на собственные средства посетить Египет, - пишет он в предисловии к следующей книге, - и провел там четыре месяца у пирамиды, дабы, используя различные научные приборы, произвести множество измерений этого могучего монумента, причем некоторые с большей точностью, чем это делал кто-либо ранее". Хотя во время работы его постоянно отвлекали и пахнущие табаком джентльмены, неустанно прибывавшие на пассажирских пароходах", а главное, "всевозможные малоприятные арабы, черные, коричневые, серые", но все эти и менее значительные напасти он одолел. В 1867 году, всего через два года после возвращения, он издал в подтверждение своей теории четырехтомный труд со множеством диаграмм и расчетов - "Жизнь и работа у Великой пирамиды в 1865 году".

Ни в одном из расчетов, приведенных в этой книге, критики Смита не обнаружили ошибок. Зато они без труда обнаружили ошибки в его методе: книга изобиловала софизмами, и волюнтаристический подход к фактам чередовался в ней с жонглированием цифрами.

Для облегчения расчетов он заимствовал, например, у Тейлора "пирамидальный дюйм" и определил его как 1,001 английского дюйма. Но тут же словно бы забыл, что взял эту единицу измерения у Тейлора, который ее просто выдумал, и начал оперировать ею так, будто это была единица измерения древних египтян; затем достигнутые результаты Смит объявил доказательством того, что это в самом деле была единица измерения древних египтян. Однако порой ему не удавалось добиться успеха с помощью этой меры длины, и тогда он пользовался другими, выдуманными им самим единицами измерения - "старинным мирским локтем языческого Египта, составляющим 20,7 английского дюйма", или "священным локтем иудеев, равным 25,025 английского дюйма".

Вопреки своей антипатии "ко всему французскому", он без колебаний пользовался метрами, литрами и килограммами. При таких условиях, казалось бы, все должно прекрасно сойтись, но, вопреки ожиданиям, у него, как он сам заметил, получалось, конечно же, "несколько больше или меньше...". Ведь речь шла о "таком колоссальном монументе" с "такой таинственной структурой", относящемся к "такой давней патриархальной поре человечества"!

Что же в конце концов высчитал и вычитал Смит из Великой пирамиды? Мы можем оставить в стороне его теории и привести лишь небольшое число результатов... Периметр пирамиды равен 36 254 "пирамидальным дюймам", что при якобы существующем соотношении 100 дюймов = 1 дню равнозначно одному году. Высота пирамиды, выраженная в дюймах и помноженная на девять десятых, якобы соответствует расстоянию в милях от Земли до Солнца. Пирамида будто бы стоит в центре окружности, с которой частично совпадают очертания нынешнего побережья нильской дельты. Вся суша Земли якобы разделена на две равные части меридианом, на котором стоит пирамида. По направлению входа египтяне будто бы могли определить так называемый "год Плеяд". И так далее и тому подобное. Лишь на коварный вопрос: "А как соответствует пирамида денежным системам?", который иногда задавали Смиту, он не знал ответа, ибо деньги суть "нечто земное, как прах и пепел, человеческая тщета и тлен, нечто преходящее, меж тем как пирамида возвещает Вечное, Возвышенное, Небесное".

После появления труда Смита могло показаться, что математические интерпретации Великой пирамиды навсегда дискредитировали или по крайней мере исчерпали себя. Но в 1885 году инспектор табачной фабрики в Годонине А. Яролимек сообщил Императорско-королевской академии наук в Вене, что обнаружил в Великой пирамиде "золотое сечение". Правда, тут Морава, как нам известно, не могла претендовать на первенство; однако в 1890 году Яролимек поправил дела "Математическим ключом к пирамиде Хеопса", где возвестил миру о новом открытии - "золотой лесенке" (то есть цифровой последовательности, где каждое последующее число равно сумме двух предыдущих). По этой лесенке он добрался до одиннадцатой перекладины (1, 2, 3, 5, 8, 13, 21, 34, 55, 89, 144), на которой и остановился; очевидно, это была первоначальная высота пирамиды, но какой от его лесенки прок, он почему-то так и не объяснил. Оказалось также, что астроном Смит не извлек из Великой пирамиды всех астрономических сведений; его соотечественник М. Б. Котсворт, врач по профессии, в 1902 году в книге "Рациональный альманах" обогатил их, установив, что Великая пирамида в действительности была "солнечным календарем, ибо своей тенью показывала времена года, месяцы, недели и дни". По его утверждению, "величина плит, которыми с северной стороны вымощено пространство вокруг пирамиды, почти в точности соответствует длине, на которую ее тень уменьшается за день, т. е. на 1,356 метра, так что древнеегипетские жрецы, наблюдая за этой измерительной сеткой, могли определить продолжительность года с точностью до 0,24219 дня". Почему такими же плитами было вымощено пространство вокруг пирамиды и с других сторон, куда тень не попадала, и почему размеры сотен плит отличаются от приведенной и почти точной длины порой чуть ли не на 50%, Котсворт сколько-нибудь вразумительно не объяснил. Не прояснил он и еще один момент: перелезали ли жрецы во время этих измерений через каменную ограду десятиметровой высоты, и если перелезали, то как?

Многие последователи Смита поняли, что применение математических методов в исследовании пирамиды открывает значительно более широкие перспективы, чем установление "золотого сечения" или "золотой лесенки", дат календаря и т. д. В 1921 году Ф. Ноэтлинг, военнопленный немец, ознакомившийся в Австралии с трудами Смита, опубликовал "Космические числа пирамиды Хеопса - математический ключ к единым законам Вселенной". Он доказывал, что если воспользоваться "египетским локтем", выдуманным им самим, то сторона пирамиды будет равна 365 540 903 777 единицам, "что соответствует самой точной продолжительности солнечного года, выраженной с точностью до одной миллиардной дня". Кроме того, он вычитал многое иное, в том числе и атомные веса отдельных химических элементов, якобы давно известные египтянам и зашифрованные ими в Великой пирамиде. Англиканский священник Д. Дэвидсон... открыл в конструкции пирамиды "так называемый "фактор смещения", с помощью которого можно было вычислить все что угодно. Египтологам, отказывавшимся понимать его, он отвечал, что этот фактор "имеет трансцендентную ценность" и "проявляется таким образом, что человеческий мозг решительно не способен это представить". Но "Эвереста пирамидологии" достигли в 1910 году братья Джон и Мортон Эдгары из Глазго книгой "Коридоры и камеры Великой пирамиды, которые показывают, как Великая пирамида в Гизе символически и результатами измерений подтверждает философию и пророчества давних времен о божественном плане веков...". Это примерно половина заглавия книги, окончание которого мы опустим, так же как и характеристику ее содержания: что поделаешь с глупостью, если она еще и скучна?

Прочих учеников Смита мы можем со спокойной совестью обойти вниманием. Исключения заслуживает лишь его земляк Уильям Питри, первоначально химик, а затем инженер-железнодорожник и конструктор различных электротехнических устройств. Теории Смита так воодушевили его, что он изобрел ряд приборов, дабы подтвердить и дополнить его измерения непосредственно на Великой пирамиде. Идеей путешествия в Египет он увлек и своего сына, относившегося ко всему этому несколько скептически, но, поскольку он все откладывал день отъезда, сын в 1879 году отправился в Египет один, захватив с собой отцовские приборы. Остальное мы уже знаем: молодой Уильям Мэтью Флиндерс Питри стал одним из крупнейших египтологов, который, хотя это было отнюдь не главной его заслугой, не оставил от теорий Смита камня на камне. Правда, смести их с лица земли и он был не в силах, ему не помогло даже то, что он застиг некоего доктора Глоувера, преданного ученика Смита, на месте преступления: тот стачивал рашпилем какой-то выступ в передней погребальной камеры Хуфу, чтобы этот выступ точно соответствовал Смитову "пирамидальному дюйму"...


1Каббала - тайное и мистическое учение, основанное на символическом истолковании Ветхого завета.

НАЗАД

Главная :: Архив статей :: Гостевая :: Ссылки