Главная :: Архив статей :: Гостевая :: Ссылки

Наши друзья

Архивное дело: частный архив, поиск документов в архивах стран СНГ и Европы, генеалогия, составление родословных, архивные справки

Помощь сайту

WEB-Money:
R935344738975

Наша кнопка

XArhive - архив научно-популярных и просто интересных статей

Партнеры

Костюм карнавальный в интернет магазине карнавальный костюм karnavalniy-kostum.ru.

Архив статей > Биология > Тянь-шанская ель

Скачать (458 Кб)

Тянь-шанская ель

Кандидат биологических наук Г. Проскурякова. Фото И. Константинова
Наука и Жизнь №1, 1988 г., с. 158-161

Плантации тянь-шанской ели в долине реки Джеты-Огуз близ озера Иссык-Куль

Плантации тянь-шанской ели в долине реки Джеты-Огуз близ озера Иссык-Куль.

И что за колдовская сила в горах? Чем привораживают? Приманивают человека? Один раз попадешь в их сети - и пропал: будешь весь век помнить, тосковать, возвращаться... Быть может, красота их, играющая контрастами? Или мощь?

Для натуралиста горы, помимо красоты, таят еще одну прелесть. Это огромный экологический полигон, где растениям заданы бесконечно разные условия жизни. В самом деле! Несколько шагов выше по склону - и уже другой температурный режим (чем выше, тем холоднее), другие условия увлажнения, другая доза ультрафиолета, даже воздух здесь перемещается по-другому. И еще все эти характеристики меняются на разных склонах - северных и южных, крутых и пологих, мягких и каменистых...

Заберешься повыше - и перед тобой полмира. И видно, как ельники опоясали горы, местами спускаются пониже, какие-то склоны обходят, на других очень густы и пышны, где-то совсем плохонькие, а там идут вверх и будто упираются в какой-то невидимый глазу барьер: ниже растут, а выше - ни одного дерева. Эта панорама - подробнейшая повесть о дереве, его нраве, симпатиях и бедах, талантах и терпении. Глазу ее рассказывают ельники, ведь высота на склоне, каждый изгиб их границы, пышность или гибель зависят от тех "барьеров", которые ставит экология, - почвы, температура, ветер, влага. И человек.

Сложна жизнь в горах! Немалым нужно обладать экологическим потенциалом, экологической гибкостью, чтобы жить здесь. Но такие герои находятся и среди трав, и среди деревьев. Ель, например. Королева Тянь-Шаня - ель Шренка, или попросту тянь-шанская ель. Она вполне заслужила этот титул за торжественную красоту и ту роль, которую играет в жизни Тянь-Шаня.

Мощное, прямое как свеча, дерево растет на крутом склоне. Как ему живется? Трудно. И разно. У елок, растущих на нижнем пределе ельника, в середине лесного пояса и в верхней его части, жизнь совсем разная. Даже одному дереву живется по-разному, потому что половина его кроны всегда обращена к склону, другая - на простор, одна нагревается всегда больше другой. И так 200 лет подряд, или 300, или 500. На южной, более теплой стороне кроны все физиологические процессы идут активнее, чем на северной. Хвоя и сам побег здесь растут быстрее. Но и быстрее старятся. Значит, южная сторона дерева старше северной! Это так, и видно даже глазом: постаревшие побеги, обвиснув, становятся плакучими, в то время как на северной стороне кроны они упруго торчат горизонтально или чуть вверх. Однако это тепло с южной стороны может стать и избыточным (ниже по склону), и тогда оно, наоборот, тормозит жизнь этой стороны и "выгодней" оказывается северная, где не так жарко - там и прирост побегов больше. Ветви тянь-шанской ели одеты крупной хвоей, значительно более мощной, чем у европейской. Она сочно-зеленая, а старея, становится сизой. Каждая хвоинка может прожить около тридцати лет. Реальное ее долголетие, однако, определяют условия жизни: чем холоднее (чем выше на склоне растет дерево) - тем жизнь ее дольше. Чем больше прямого света и тепла - тем раньше приходит старость и жизнь короче.

Елочки-малыши очень тенелюбивы (именно тенелюбивы, а не теневыносливы!), и потому их встретишь только под прикрытием от солнца - в зарослях кустарников, иной раз по краю под материнской кроной, и никогда на открытых полянах.

На второй год жизни сеянец начинает усиленно ветвиться - это начало образования кроны. Если условия жизни неподходящие, процесс задерживается на несколько лет, и тогда растет только главная ось - ствол. Разрастание всех ветвей во всех направлениях делает поначалу крону елки неопределенной, и лишь постепенно, с возрастом она приобретает правильную форму узкого конуса (ветви одевают дерево до самой земли) с длинным острием. Вначале редкая крона уплотняется к среднему возрасту дерева, и тогда его видишь уже во всей красе: узкие пики елок, готовые проткнуть облака, топорщатся по скалистым гривам, упруго раскачиваются ветром и придают крутым лесистым склонам изысканную красоту.

В старости елки, однако, теряют элегантность - рост главной оси замедляется и боковые побеги постепенно догоняют ее, отчего крона становится широкой и неопределенной.

Как и все ели, тянь-шанская имеет поверхностную корневую систему. Там, где смыта почва и активно пасут скот, эта плоская сеть серых, узловатых переплетенных корней обнажена. Она стелется вверх и вниз по крутому склону, будто под деревом растянули деревянный бредень. Взрослое дерево достигает высоты 45 метров: как говорят, смотришь - и шапка валится. Как же этот гигант с чудовищным весом и высокой парусностью (крона-то плотная!), выставленный на горных склонах всем ветрам, может устоять? Отчего не валится, как наши елки, в сильный ветер?

Поверхностные корни тянь-шанской ели

Поверхностные корни тянь-шанской ели.

У тянь-шанской ели, помимо тех корней, что видишь под ногами, есть еще и якорные - мощные, вертикальные, они уходят вглубь. Наткнувшись в почве на крупный камень или выступ скалы, якорный корень не отворачивает в сторону, не "обегает" его, как обычно поступают питающие корни, а наоборот, растет под него, загибается и образовавшимся таким образом мощным крюком заякоривается. Такое дерево простоит полтысячи лет на любом ветру. А кормят его те корни, что прошили почву под самой поверхностью и широко разбежались по склону. В еловых лесах Тянь-Шаня верхний слой почвы (20 сантиметров) поглощает и держит практически все осадки, попавшие на нее. И поверхностные корни тщательно высасывают влагу вместе с питательными веществами из этой малой глубины.

Нередко корни елей срастаются - у одного дерева или у разных соседствующих. Такая единая группа биологически "практичнее", чем одинокое дерево: растения поддерживают друг друга, что может решить судьбу в минуту жизни трудную.

Шишки тянь-шанской ели похожи на шишки европейской, только крупнее. В жизни дерева столько превратностей, что семена не всегда могут обеспечить его возобновление, и потому природой используются дополнительные механизмы. Как никакое другое хвойное, тянь-шанская ель размножается вегетативно - в этом плане растение уникально.

На нижних ветвях, касающихся земли, появляются обильные корни: не теряя связи с материнским стволом, ветвь начинает жить и своей корневой системой. Постепенно конец этой лежащей и укоренившейся лапы загибается вверх и из плоско распростертой, лежачей она превращается в вертикальную - поднимается молодая стройная елочка. И ее нижние ветви укореняются, а затем поднимаются. И так поколение за поколением! Вокруг старого дерева кольцами нарастают молодые. Семья становится "многодетной", это, пожалуй, уже не семья, а семейная система. И она едина - все эти елки и елочки соединены между собой через их общую бабушку или даже прабабушку. Приходилось встречать семьи сразу в пять поколений: в центре огромного шатра, растопырив сухие сучья, грузно стоит ель-родоначальница, а вокруг нее хороводами дети, внуки, правнуки...

Со стороны эта семейная система выглядит плотной группой елок: опушка образована самыми молодыми, а к центру лесенкой поднимаются те, что постарше. И тот, кто не знает об этом заранее, не догадается, что перед ним не просто группа деревьев, а единая семья. Как не догадалась и я. С треском продравшись через колючий заслон молодняка, очутилась в гигантском шатре: старое могучее дерево раскорячило сухие обломанные сучья вокруг черного ствола в два обхвата. В этом сыром, душно-смолистом еловом доме всегда сумрак, поэтому нижние сучья отсыхают и опадают и вся необыкновенная конструкция семейного сооружения открыта глазу.

Ель Шренка растет только на Тянь-Шане. Ельники здесь - леса среднегорные. Подняться в высокогорье им мешает недостаток тепла, спуститься в долину - недостаток влаги. В зависимости от влаги они растут то ниже, если район влажнее (например, восточная сторона котловины озера Иссык-Куль), то выше, если сам район суше (например, западная сторона той же котловины). Но нигде не спускаются ниже 1300 и не поднимаются выше 3000 метров над уровнем моря. Средняя протяженность их по вертикали - около километра.

Однако пояс этот нигде почти не увидишь сплошным: скалы, осыпи, стравленные выпасом безлесные склоны то и дело его прерывают. Снежные лавины, срывающиеся с крутых склонов, каждый год оставляют свой страшный след в ельниках - как бритвой срезают деревья, крошат их, перепахивают землю с лесом.

Деревья в ельниках растут чаще не сомкнуто, а вразброс - по одному или группами, образуя парковое насаждение. Между деревьями поднимаются и пышно цветут крупные луговые травы или разрастаются кустарники. Все эти травы и кустарники пришли в лес с соседних луговых склонов, открытых мест. То, что они прекрасно уживаются рядом с елью, казалось, говорит о ее слабой средообразующей роли. Однако это не так. В этом убеждаешься, поднявшись повыше и попав в сомкнутый старый ельник. В прохладном влажном сумраке под деревьями неприметно светятся лишь скромные и столь хорошо известные белые цветки грушанок, мерингии. Как в тайге. За свою "взрослую" жизнь (от 150 до 500 лет) дерево постепенно меняет растительный покров под своей кроной, в конце концов уничтожая его полностью - под старой елкой ничего не растет! Такова сила влияния одного дерева. А целого леса? Значительная часть осадков, как известно, задерживается растениями, а затем испаряется с их поверхности и поступает обратно в атмосферу, поддерживая ее влажность. И если еловые леса Европы задерживают от 25 до 40 процентов осадков, то тянь-шанские ельники - от 20 до 70! Большой диапазон определяется различной густотой стояния деревьев: больше влаги задерживают самые густые леса, и трудно переоценить их роль как влагорегуляторов в природе.

Между тем еловые, как и всякие другие леса на Тянь-Шане, рубят и, как правило, без учета возможностей их восстановления. Не оттого ли мелеет нынче Иссык-Куль? Конечно, речки, сбегающие в озеро, разбирают на орошение. Но ведь и воды в них убавилось! Не оттого ли, что визг пилы стал привычным в ельниках - в этих древних лесах, хранивших для нас воду и самую жизнь горных ручьев и рек?

Природа Тянь-Шаня поражает всех особой красотой, контрастами, яркостью, богатством и своеобразием флоры. И как тут не вспомнить слова замечательного натуралиста Д. Н. Кашкарова: "Кто хоть раз прошел по горной тропе Тянь-Шаня, тот раб навек, и цепи свои с любовью будет носить до гроба!" Спускаешься сверху через старые ельники, нависшие над Джеты-Огузом, и темная синева Иссык-Куля будто поднимается навстречу. Вода все синее, а горы все выше. Весною они накрыты снегом и через озеро смотрят друг на друга, будто в зеркало.

Кто возьмет на себя смелость поручиться, что красота эта и горы со своей сложной и своеобразной жизнью останутся прежними, если мы вырубим тянь-шанскую ель.

Ель тянь-шанская на берегу озера Сары-Челек и ветвь с шишками. Семейный клан тянь-шанской ели

НАЗАД

Главная :: Архив статей :: Гостевая :: Ссылки