Главная :: Архив статей :: Гостевая :: Ссылки

Наши друзья

Архивное дело: частный архив, поиск документов в архивах стран СНГ и Европы, генеалогия, составление родословных, архивные справки

Помощь сайту

WEB-Money:
R935344738975

Наша кнопка

XArhive - архив научно-популярных и просто интересных статей

Партнеры

dealer hyundai polska, na

Архив статей > Биология > Морские коровы

Скачать (103 Кб)

Морские коровы

Б. Гржимек
Сокращ. перевод с немецкого Е. А. Геевской из книги "Unsere Bruder mit den Krallen"
Химия и Жизнь №11, 1981 г., с. 58-61

Морская корова

Гомер 2700 лет тому назад описывал в своей знаменитой "Одиссее" соблазнительное пение прекрасных и коварных сирен. И вправду, у побережий многих морей, а также в некоторых больших реках на самом деле водятся сирены. Но настоящие сирены никоим образом не в состоянии завораживающе петь, а могут лишь сопеть и фыркать. Не обладают они и обворожительным станом - чего нет, того нет. Но, между прочим, даже в нашем столетии некий капитан, проплывая мимо сирен в Красном море, обмишурился настолько, что принял их за купальщиц и направил судно поближе, чтобы получше рассмотреть.

Когда сирены высовываются по плечи из воды, то издали действительно могут сойти за русалок, потому что ростом они с человека, а у самок к тому же имеются две выпуклые грудные железы. Отсюда и россказни моряков. Во всем же остальном сирены ничего завораживающего собой не представляют. И гораздо лучше называть их морскими коровами, чтобы разочарование было не слишком велико, если представится случай действительно их увидеть.

Однако такой случай - редкость. Ибо эти животные держатся в местах, густо заросших водорослями, которые практически недоступны человеку, даже на лодке.

И хотя морским коровам приходится время от времени выныривать на поверхность за новой порцией воздуха (они дышат легкими, как и мы с вами), тем не менее уходить на большие глубины им незачем. Они - мирные травоядные, они куда медлительнее и пассивнее своих хищных родичей - тюленей и дельфинов - и напоминают поведением именно самых настоящих коров. А поскольку вода необходима им только для пастьбы, а не для дыхания, то им, собственно говоря, безразлично, где именно пастись - в морской соленой воде или в солоноватой устьев рек, или в простой речной (в Амазонке и ее притоках).

Однако к воде сирены привязаны сильнее, чем, скажем, тюлени или морские львы. Если во время отлива сирены случайно останутся на суше, то могут погибнуть: их слабые передние ласты и горизонтальная задняя ласта непригодны для передвижения по суше. Кроме того, грудная мускулатура сирен вне водной среды, облегчающей вес тела, не в состоянии обеспечить дыхательные движения махине, весящей до трех центнеров. Поэтому в таких случаях сирены, подобно китам, обсыхают и гибнут под палящими лучами солнца.

То, что предки этих коров много миллионов лет назад обитали на суше, выдают их "руки", которыми сирена в состоянии заключить в объятия супруга или прижать к себе детеныша. Каждая "рука", внешне похожая на плавник, внутри сохранила кости всех пяти пальцев. Задние же ноги срослись в один общий "плавник" с той только разницей, что он расположен не вертикально, как у рыб, а горизонтально, как у китов.

"Водяная корова" съедает за день 25-30 килограммов морских водорослей или пресноводных растений. Кишечник у нее длинный - метров двадцать; это необходимо чтобы переварить огромную массу зеленых кормов.

В ЮНЕСКО в последние десятилетия стали поступать заявления от тропических стран с просьбой снабдить их морскими коровами. Дело в том, что внутренние озера и реки многих стран зарастают водорослями, мешающими нормальному судоходству и рыбному промыслу. А происходит это по той простой причине, что кто-то, истребив какой-то вид животных, нарушил естественное биологическое равновесие. В таких местах и мечтают развести стада безобидных травоядных животных, чтобы они уничтожали нескончаемые подводные заросли. Например, искусственное озеро Кариба в Зимбабве, которое начали создавать на реке Замбези с 1958 года, вскоре изрядно заросло водорослями.

Сирены

Вездесущий водяной гиацинт с его красивыми лиловыми цветами ведет свою родословную из Бразилии. Любители развезли его оттуда во многие уголки земного шара и рассадили где только могли. Некоторые озера ныне так заросли гиацинтом, что рыбы в них дохнут от недостатка кислорода. В американском штате Луизиана вынуждены были пустить в ход "подводные сенокосилки", чтобы освободить проезд хотя бы для почтовых лодок. На озерах Сирии моторные лодки зачастую не в состоянии проехать и нескольких метров - приходится вытаскивать мотор и снимать напугавшиеся на винт водоросли. В Индии водяной гиацинт блокировал обширные водные магистрали.

Уверяют, что две морские коровы за семнадцать недель могут очистить от водорослей канал шириной в семь метров и длиной полтора километра.

Но как перевозить сирен? Были ведь случаи, когда их клали на спину в нечто, напоминающее гамак, и тяжелые внутренности сирен настолько сдавливали их легкие, что животные задыхались. И что мы вообще знаем о них, о сиренах? О том, как они живут? Постыдно мало! Знаем, что на морских побережьях и реках Флориды, а также Центральной и Южной Америки их называют манати, на западном побережье Африки - ламантинами, а на берегах Индийского океана - дюгонями.

Спокойно и удобно наблюдать за сиренами можно разве что в Майами, в Соединенных Штатах. Тот, кто, находясь во Флориде, захочет постоять на одном из мостов через реку Майами, увидит, как из мутной воды время от времени выныривают их крупные головы. Тут и выяснили, что взрослые крупные сирены могут пробыть под водой до 15 минут. А вообще-то за последние сорок лет стадо этих водных животных во Флориде сильно поубавилось. И если бы за убийство сирены не стали штрафовать на пятьсот долларов, давно исчезли бы и последние.

В обычных зоопарках и аквариумах сирен, как правило, не увидишь. И не потому, что их так уж трудно содержать. В зоопарках Франкфурта-на-Майне и Антверпена, например, они жили годами. Франкфуртская морская корова погибла во время бомбежки, а в старейшем Гамбургском зоопарке парочка пресноводных морских коров прожила целых тринадцать лет, с 1912 по 1925 год. Однако для посетителей это животное не очень-то интересно: в воде, замутненной огромными массами фекалий, оно почти весь день лежит без движения. Зато сирены неприхотливы и без особых трудностей переходят на другие, отнюдь не растущие в воде корма.

Например, самец морской коровы по кличке "Уинстон Черчилль", принадлежавший частному зоопарку во Флориде и весивший 8 центнеров, поглощал ежедневно 40 килограммов картофеля, бананов, салата, помидор и дынь. А вот лука он терпеть не мог. Как он, так и его супруга, откликались на свои клички, подплывали к служителю, переворачивались на спину, чтобы им чесали брюхо, и по команде "давали ласту". Вот только за температурой воды в их бассейне приходилось зорко следить: если она опускалась ниже 15-16°, то дело могло плохо кончиться. Однажды самец в прохладной воде получил воспаление легких, и спасти его удалось только тем, что ему вкатили много миллионов единиц пенициллина.

Печальная участь была уготована родственнице сирен - стеллеровой корове, которая вскоре после ее открытия была истреблена ради человеческой алчности. А между прочим, именно она сегодня могла бы служить превосходным источником питания.

По величине стеллеровы коровы напоминали скорее слонов, чем коров. Выставленный в Ленинградском зоологическом музее скелет стеллеровой коровы двухсотлетней давности имеет в длину 7,5 метра, и скелет южноамериканского манати рядом с нею выглядит скелетиком ее детеныша. Северный вид морских коров был поистине гигантским: охват груди такой махины переваливал за шесть метров!

Северных морских коров обнаружили в Тихом океане у Командорских островов. Позже они были найдены у острова Беринга и у острова Медного. У Георга Стеллера было достаточно времени для тщательного наблюдения за чудо-животными, общую численность которых он определил в 1500-2000 оробей; ему как судовому врачу пришлось в 1741 году перезимовать на острове Беринга вместе с командой, тяжко страдавшей от цинги.

"По несчастной случайности я получил возможность в течение целых десяти месяцев наблюдать за образом жизни и повадками этих животных, - писал Стеллер в своей книге. - Они каждый день появлялись практически перед самой дверью моего жилища".

Стада морских коров паслись на мелководье, охотней всего возле впадения рек. Доверчивы они были сверх всякой меры. Человека подпускали настолько близко, что с берега их можно было потрогать рукой. Даже раненые, они через какое-то время возвращались назад. Единственным и постоянным их занятием была пастьба. Голова при этом находилась над водой, и на нее часто садились чайки. Зимой морские коровы сильно тощали; часто их сдавливало льдами, и они погибали. Кожа стеллеровой коровы была черной, неровной, даже сморщенной, притом жесткой, без какого-либо шерстного покрова и пробуравлена мелкими вертикальными канальцами. Она скорее напоминала кору дерева, чем кожу животного. Один исследователь в Гамбурге не так давно проделал следующий опыт. Он взял кусок этой сухой кожи толщиной в 6-7,5 см и размочил ее в воде. И что же? Оказалось, что одеяние северных сирен по эластичности и сопротивляемости сходно с автомобильными покрышками. Такая кожа животным была совершенно необходима, потому что иначе они, швыряемые волнами меж острых скал и льдин, слишком легко могли пораниться.

Стеллер обнаружил, что в коже сирен поселяются какие-то "насекомые". Этих мелких ракообразных и сегодня можно найти в высушенных кусках кожи стел-леровых коров. Они сродни рачкам, паразитирующим на коже китов.

Мясо стеллеровой коровы было прекрасным на вкус. Его трудно было отличить от говядины. Вот что писал о нем Стеллер:

"Кишки, сердце, печенка и почки были жестковаты, и мы их выбрасывали; да мы в них и не нуждались, потому что у нас хватало мяса с избытком. Жир "телят" настолько напоминал свиное сало, что его просто невозможно было от него отличить. Но и у взрослых особей подкожный жировой слой, опоясывающий все тело, был "железистый", плотный, блестящий, белый, а если его подержать на солнце, становился желтым словно масло. Жир этот и на вкус, и на запах превосходен и совершенно несравним с жиром других морских зверей; даже сало наземных четвероногих во многом ему уступает. Помимо того, что оно не портится на солнце и его легко сохранять даже в самые теплые дни, сало и от времени не прогоркает и не начинает дурно пахнуть. Вытопленное, оно очень сладкое и приятное на вкус, так что сало нам всем вполне заменяло сливочное масло. По своему вкусу оно скорей всего напоминало миндальное масло, и его можно было класть во все блюда, куда обычно кладут сливочное масло. В лампе оно горело ярко, без гари и запаха".

Такие соблазнительные описания дали плохой результат. С 1743 и по 1763 год на острове Беринга зимовало от 20 до 50 охотников-промысловиков и столько же их было на острове Медном. Уже к 1754 году вокруг острова Медного все поголовье стеллеровых коров было выбито. На острове Беринга последнюю морскую корову видели в 1768 году. Видел ее человек по фамилии Попов, ну и, разумеется, тут же убил (в БСЭ говорится, что стеллерова корова была истреблена в 1765 году.- Ред.). В 1854 году Норденшельду удалось собрать для науки несколько ящиков огромных костей этого животного, валявшихся по всему острову.

С тех пор много воды утекло, и много других видов животных, живших миллионы лет на нашей планете, были истреблены человеком и исчезли навсегда.

НАЗАД

Главная :: Архив статей :: Гостевая :: Ссылки